Главная - Творчество - Стихи - Весенние стихи

Стихи

ВЕСЕННИЕ СТИХИ

Вместе
Провокация
Платоновское
Ключевое
Восьмистишье
Вдвое
Накипь
В переплете
Возвращение

Вместе

С понедельника началась реконструкция чувств,
И в конце SMS ставишь скобки-улыбки.
За чередой безумств шпильки и каблуки
Похожие на сигареты MORE,
Что закуриваешь, не спеша, под Love Story.
Мини-юбки весной для мозговой встряски.
За такое не жалко отдать и золотой Аляски.
Это была неправда полутора вековой давности. 
Из той области, когда хлынувший дождь
Начисто смывает договорённости,
И с ухмылкой ждет своего часа вождь.
От количества пленки зависит длина разговора
Ну вот, ты гладишь уже пеленки, не хватает тебе простора,
Я встаю на коленки пред кем-то невидимым,
И потихоньку он становится ненавидимым.
Давай не отставать от колеса, от времени.
Мы наездники с тобой, соплеменники.
Свист от того, что во рту два пальца,
Нет, мы не будем больше с тобой ругаться.
Где-то лишнего сболтнул.
Виноват, и смолкнул.
Переосмыслил своих чертят.
Подростки у входа в метро стучат на тамтамах,
Мы в постели одной в разноцветных лежим пижамах.

1.03.2014

К содержанию


Провокация

Утром вне дома просыпаются и молчат.
На завтрак спускаются поочерёдно,
Пьют слабосильный кофе
И прямиком залезают в чат,
Абсолютно разрозненно и свободно.

Расплели паутину словес натощак,
Непокой в головах интернет-владык
Впопыхах сделан репост в сетях
На призывно-истошный крик:

"Будем любить друг друга, 
Или начнем убивать!
Из обручальных колец кольчугу 
Станешь ли ты снимать?"

Маскарад зачинается,
И расставлены верши,
Рыба в косяк сбивается –
Будет улов перший.

А на том берегу, в резиденции боязливости
Пограничные трудности затянули,
Словно пояс тяжелоатлета. 
Угощения на Евро Новости.
И не важно в кого там шмальнули –
Впереди вас ждут долгие лета.

7.03.2014

К содержанию


Платоновское


В одной отдельно взятой стороне,
Бездетно, холостно и мирно
Влачу свое веществованье –
Так и ни кем невыносимо.
Огульно обученье кончив,
И я попал в разряд рукастых,
Из цеха в цех там по заводу шастал
И так прошло десятилетье.

Обмыв рабочий юбилей, 
И в середине жизни очутившись,
Однажды повстречал я нелюбовь.
Мы стали жить футбольным интересом.
Варился борщ и гнался самогон от стресса.
К нам гости не навязчиво частили 
Особенно зимой – подпиться и согреться,
От лютости людской день световой коптили.
Погода в городке задействовала краски
Бабульки новомодничают в "польтах"
Но не приветствуется с ними молодняк,
Давно уж щеголяющий в шортах.
Одно из полушарий бредит летом,
Другое рвется север покорить.
Так несговорчивость с собой
Все планы может погубить.

Печаль не выпечалилась из сердца.
Прищурившись от солнца ждешь
Какой-то встречи переносной,
Скрыв опостыленный вопрос.
Орлы и решки до получки взяты в долг
У коммерсанта-челнока соседа.
На ширпотребе заработал он на дом
И не нуждался никогда в насущном хлебе.

Семейные знамена сохнут на ветру,
Блуждают тени ошалелых алкашей.
Глазами мальчика на все смотрю
Сквозь сон безлиственных ветвей.
Встают пронзительные крики
Из тощих тел, вдруг, вырвавшись наружу
Приютских недолюбленных цветов
В безумной материнской стуже.

Исчезнет со свету когда-нибудь беда,
Исчезнут неразумные поступки,
И, может быть, пройдут снега
И землю спеленают всю за сутки.
Тогда душа попросится вернуться 
В один из памятнейших дней.
И поколения людей,
Быть может, народятся снова.

Питер, 3.03.2014

К содержанию

 

Ключевое

Мельче стал почерк у летописца,
Потому дыхание сдавливает свирепость.
В кровь запущена зелень 
Достоинством в сотни кубиков шприца.

Лень актеру вселяться в образ,
Двоеверие вышло-таки из Doors.
Полубога выточенный торс,
Тонет в ванне своей убого.

Человековедение разноречиво,
Время убито за ямбом, дактилем и хореем.
Пусть кричат: " Пишет-то он паршиво,
Мы во сто крат лучше сказать умеем!"

Желтизна на пальцах,
Взятая крупным планом.
Ладно, хорош заливать о главном
На страницах и прочих святцах.

Эх, и многолюдно ж на родине!
Кругом одни Кириллы, Мефодии,
Межу тем, как колхозы встали,
Поди забыли, когда пахали.

Нет уж, помним почем фунт лиха,
Только вот чваниться не пристало.
А чтоб было в округе тихо
Это точно не помешало б.

На окраине леса стоит лачуга –
Забирайся внутрь, разбив оконце,
Разорвав закономерность круга,
На осколках чуть поиграет солнце.

Так аккорды "Катюши" охота слушать,
На добротные грабельки оперевшись,
На груди ордена да медальки, а в душе
Пустота, словно кто-то не смог приехать.

Меж миров на границе застряв,
И смущая пейзаж гимнастеркой,
Кислую мину щавеля смяв,
Чтоб вернуться в домишко за горкой.

На просвет потянулась душа,
Позлащенные крылья расправить,
До восхода к морю спеша,
Чтобы лучшим компанью составить.

8.03.2014

К содержанию

 

Восьмистишье

Водка – реченька моя,
Вот колечко от меня.
Не снимай и бери выше
Безымянной нотой. Тише,
Милая, теченье времени,
Посмотри, в стихотворении.
Вот тональность и строфа –
Жизни новая графа.

12.03.2014

К содержанию


Вдвое

Пред началом и перед концом
Ангелок спросонья жмурится.
Это солнце попадает в дом
Через окна прямо с улицы.

Облака, по-польски будут "хмуры"
"А" равняться будет "А",
Словно близнецы архитектуры,
Воплощение дурного сна.

О, счастливчик! О, миллионер!
У тебя на все вопросы есть ответы.
И какой бы не решал пример,
Всюду слышишь дзиньканье монеты.

Я вдыхаю подмосковный смог
Лето каждое, как по расписанью.
Перечитываю драму между строк
И не помню никогда названья.

Без любви отныне треугольник.
Прорастаешь в пол на четвереньках,
Сам себе кустарник и садовник,
И прохлада сумерек вечерних.

Вот зеленый кругляшок на перекрестке,
Вот на месте человечек движется.
Лист последний падает с берёзки,
А потом хранится в книжице.

Темнота "квадрата" Казимира
Зло корёжит рёберные стенки.
Где находится та граница мира,
Где добыть возможно светлые оттенки?

На обломках в путь пустившись,
Пока волны коротки от ветра.
И обеими руками ухватившись
За кольцо оставшегося центра.

Так сверни на Дмитровку с Петровки,
Проплыви по Пушкинской и вниз,
На бульвар, где стоят торговки
Ландышами для посредственных актрис.

Семь холмов земли метрошной
Роем глубже! Будет город!
На луну надев кокошник,
Сшибли на хер серп и молот.

23.03.2014

К содержанию


Накипь

Эйзенштейново царство посмотришь за три часа.
Без режиссерских курсов, 
Без их окончания. Дело, я полагаю, вкусов.
Но лучший ответ – молчание на мракобесье.
Лучше, когда не вместе, навеселе,
В феврале первого таяния.

И не хочется больше видеться,
Когда с опозданием просишь прощения,
Держишься за овчину и дольше месяца
Вращаешься по всему миру
Вверх тормашками с ручной кладью.
Вспомни, как приглашены были к Влади
Мы на ужин в студенческое время,
Из одного голодного племени.

Скоро встретимся – завершим ремонт.
Из меня прет дерьмо и какой-то понт,
Так говорят друзья и твои родные –
Параллельно скороговоркам и всем шипящим.
Отменя только признаки половые,
Да манеры неподходящи.

23.03.2014

К содержанию


В переплете

От любви отвык. И поэтому нечего мне сказать.
Люди тешатся стариной вещей
По выходным на развале в парке.
Я нахожусь среди тысячи мелочей,
И учусь прощать слова,
Сказанные в перепалке.

Белошвейка-зима
Наперед не берет заказы.
Носит стразы из льда,
И, по-моему, знает ин.язы.
Все виктории, посвященные ей,
Я пытаюсь припомнить, собрать воедино.
Сколько вместе прожито дней?
Мне не счесть. Я не стану любить сильней
Ни тебя, ни крымские вина.

От того, что ты стала моей теперь,
Нет, душевно не полегчало.
Я хочу, чтобы музыка впредь качала,
Чтоб избавила от потерь.
Не разлучаться бы вовсе нам,
Кипяток на ночь в чашечки перелей –
Про запас, и поставь гостям.
Полуночница - водолей.

Москва-Будапешт, 24.03.2014

 

К содержанию

 
Возвращение

… И вот вместо Бога я встречаю своих умерших,
Отвечаю им сдержанным тоном:
Так и так, мол, в число ушедших 
Я попал с колокольным звоном.
Природа ходит уже в зелёном,
В полубреду расцветшем.

Река вьётся внизу угрём,
На мосточке кто-то белье полощет.
Рубашка надувается пузырём
И пугает обитателей водной толщи.
Человек на мосточке казался проще,
Пока был один, но теперь вдвоём.

Он вернулся за ней с вороватым прищуром.
Между ними корзина стираного тряпья.
Одежду подходящую их фигурам
Донашивают дочери, сыновья.
В тумане лежит земля,
Готовая к любым авантюрам.

Дорога расквасилась от дождя,
Они медлят по ней пройти.
Вокруг хвойный лес обойдя,
Они не могут в него войти –
Перепутаны все пути.
Вдруг причаливает к ним ладья.

В ней мужик ни стар и ни молод.
Изумлённые лица их 
Он фиксирует на Polaroid
И читает какой-то стих.
Отплывают. Мужик притих,
Заранее сообщив, сколько эта поездка стоит.
 
Наперёд он знает все числа, сроки
Его осведомлённость их пугает. 
Он перечислит каждого пороки,
Ну и конечно, он же всех встречает.
Через старинный водоём переправляет,
Чьи воды нескончаемо глубоки.

Темнеет. Залежи снегов черны с изнанки,
Простор недвижен, всюду ледяные глыбы.
Заключены в них бренные останки,
Не сосчитать допущенных ошибок.
Им направленье не дано на выбор.
Для них не предусмотрено стоянки.

Увы, нельзя сойти на сушу им,
Замедлена их речь и не понятна.
Воздействуя, но способом другим:
Таким же с белого выводят пятна.
На них испробовано и неоднократно,
Теперь же им покой необходим.

В безбожью пропасть сполз закат,
Их проведя сквозь тишину.
Вон там, на дне они лежат,
Не поднимаясь в вышину.
Привычно жизнь прожить одну
С надеждой, что её продлят.

И вдруг, малейший луч коснется 
Их нагишом, они уснут.
И заново для них начнётся 
Земная жизнь и их вернут
Туда, где их совсем не ждут. 
Обратно жить под солнцем.

2.05.2014

К содержанию

 

Вернуться в раздел Стихи

 

Наверх