Главная - Пресса - Антону Шагину не стыдно ни за одну его роль

Антону Шагину не стыдно ни за одну его роль

Актер «Ленкома» Антон Шагин говорит, что, прежде всего, его интересуют роли, которые он не играл и не знает пока, как они играются, ему интересно раскрывать свои внутренние ресурсы.

Для актера «Ленкома» Антона Шагина Таллинн был не только первой в его биографии заграницей. В последние годы Таллинн стал для него почти родным: отсюда родом семья его супруги, Вероники Исаевой, тут живут его хорошие друзья.

«Таллинн – это моя первая заграница, ровно девять лет назад мы приехали с первым курсом с первыми этюдами в Русский театр. На нашем курсе учились 12 ребят из Таллинна, просвещали нас, водили по прекрасному городу, с тех пор я каждое лето провожу тут», – говорит актер.

Жена Вероника, или Никочка, как ее называет Антон, его однокурсница, сегодня она не работает как актриса, однако, по его словам, не закрывает для себя этой профессии в будущем. «Она не будет, как это делают многие, стучаться, просить. Она занимается сценречью, художественным словом, которое, к сожалению, уходит из российской культуры, сейчас не помнят и не знают великих чтецов, которые у нас были когда-то», – говорит он.

На прошлой неделе Антон Шагин вместе с таллиннским музыкантом Александром Жеделевым выступил с чтецкой программой на стихийной вечеринке во дворе Русского театра. Жеделев подыгрывал Шагину на гитаре, а Шагин читал стихи, и читал так, как будто это не бесплатное выступление перед выпивающей пиво молодежью, а гораздо более важное событие.

Собравшиеся гадали: чьи стихи? Неизвестный новый русский поэт? Оказалось, что стихи – его собственные, шагинские. Писать он их начал еще до театрального вуза, а встретив жену, обрел музу, многие стихи посвящены ей.

«Идея выступить с Жеделевым возникла давно, оказалось, что у нас много общего во взглядах, это мой друг, творческий человек и личность. Нам бы хотелось выступать чаще и больше, нам нужны люди, которые бы в нас поверили и давали такую возможность. Мы хотим и, скорее всего, будем выступать и в Москве», – сказал Антон.

Верит в Русский театр

После школы Антон Шагин, родом из провинциального города Карачева в Брянской области, не собирался становиться артистом. Более того, после девятого класса, как он говорит, он был «прошен уйти из школы, что и сделал».

«Пошел в ПТУ, на слесаря, там два года догоняешь среднее образование, а потом к восьми утра ходишь со слесарями и токарями на завод. Для молодого человека это было каторгой, вставать ни свет ни заря и идти с дедками, как тогда казалось, на завод. Теперь я понимаю, что это был кайф единения с рабочим классом, у меня такого не повторялось больше никогда», – говорит он.

А в 2006 году Шагин окончил тот самый мхатовский курс Сергея Земцова и Игоря Золотовицкого, где учился таллиннский десант молодых и подающих надежды, молодые артисты с того курса работали в Русском театре, многие покинули театр.

«У меня от вашего Русского театра предложений нет, – говорит Шагин. – Но я болею всей душой за него, потому что в нем работают и мама Вероники, Валентина Николаевна Исаева, мои однокурсники, болею потому, что это – русский театр. Верю, что в нем должно все наладиться. Верю, что в него пора возвращаться тем, кто оттуда ушел, по крайней мере, тем, кто пока не уехал из Эстонии», – считает Шагин.

Окончив вуз, Шагин с 2006 по 2009 год служил в Российском академическом молодежном театре (РАМТ), а в ноябре 2008 года был принят в труппу театра «Ленком». Говорят, его сам Марк Захаров переманил на одну роль, потом предложил другую. Первое, что он сыграл у Захарова, – Лопахин в «Вишневом саде», а потом уже была заглавная роль в «Пер Гюнте».

Нажимать на кнопочки

«Я бы не занимался тем, что мне неинтересно, я так устроен. Это не берется с неба, это результат работы, того, как ты себя позиционируешь. Я не задираю нос, просто выполняю свою работу и доказываю свою состоятельность делом. Для меня единственный способ выжить – работать, делать, что я умею, а лучше всего то, что я не умею».

Прежде всего, его интересуют роли, которые он не играл и не знает пока, как они играются. «Интересно, как раскрываются мои внутренние ресурсы. Как ни странно, несмотря на то, что мы работаем для зрителя, но преодолеть, победить и удивить хочется, в первую очередь, себя. И ведь каждая роль у меня такая. Я не буду браться за роль, которая, как мне кажется, дастся легко. Поэтому я стараюсь выбирать те роли, которые я не знаю, как делать, но чувствую, что в ней есть кнопочки, которые мне интересно было бы нажать».

Шагин в профессии – везунчик: среди кинорежиссеров, с которыми он работал, знаковые для российского кинематографа фамилии: Валерий Тодоровский, Александр Миндадзе, Юрий Грымов. Но, по убеждению Шагина, было бы нечестно выделять кого-то самого интересного. «Я благодарен всем режиссерам и партнерам, с которыми мне удалось встретиться, вместе попробовать что-то изменить. Мне дорога каждая работа, и ни за одну мне не стыдно».

И после оглушительных «Стиляг» Тодоровского ему не было страшно, что эта роль станет для него «потолком»: «В этом и состоит актерская профессия, актер должен делать образы, а не просто менять пиджаки и тапки. У каждого свой путь, у нас зависимая, рабская профессия, но, как ни парадоксально это звучит, мне важно не стать рабом того, что вокруг, да и самого себя».

Как говорит Антон, лучше всего его можно узнать не по ролям в кино или театре, и точно не по интервью, которые он давать не любит, а прежде всего по стихам, которые доступны на его официальном сайте, но еще никогда не были опубликованы на бумаге – впервые они напечатаны в нашей газете.

Ксения Репсон
Postimees 27 июля 2012 г. 
Фото: Лаура Окс
Источник Postimees

К списку статей