Главная - Пресса - Александринская рулетка

Александринская рулетка

Новый спектакль Валерия Фокина Александринский театр показал в дни 180-летия своего исторического здания – одна из лучших в мире театральных сцен XIX века, безусловный шедевр Карло Росси, была построена и передана императорской труппе в 1832 году. Одновременно с премьерой открыли две соответствующие случаю выставки и провели театроведческую конференцию, где современные участники истории Александринки помимо развития сугубо профессиональных и научных тем говорили также о тайне и ощутимой собственной энергии этого театрального дома, хранящего своего прошлое не только в архивах, но и в ложах, переходах на ярусы, карманах сцены и так далее – словом, там, где обычно и обитают тени великих предшественников.

В дни юбилея эти тени, впрочем, являлись прямо на фасадах Александринки. Перед началом спектакля публика с билетами и просто гуляющие по площади Островского стали свидетелями действительно отличного, торжественного, немного таинственного и исторически познавательного аудиовизуального шоу о жизни этой сцены от первых сыгранных здесь спектаклей до репертуара последних лет и о красоте самого здания, очень аккуратно подчеркнутой в густых сумерках белыми лазерными лучами.

Оказалось, что и премьера "Литургии Zero" имеет немало рифм с историей театра. Впервые роман инсценировали именно тут (на этот раз переложение для сцены делал совместно с режиссером его постоянный соавтор Александр Завьялов) и, как напоминают в театре, Достоевский был здесь завсегдатаем; в Александринке даже знают, в каком кресле он сидел. Наконец, в этом спектакле можно угадать и мейерхольдовские рифмы: в вокальной сцене, где Игроки скидывают купальные, похожие на монашеские рясы, халаты и оказываются в черном вечернем платье, вспоминается "черный" акт "Маскарада".

История распада личности начинается в этом спектакле с констатации абсолютной обреченности на это саморазрушение. Алексей Иванович (Антон Шагин), расхристанный и босой, сидит в тюремной кабинке плетеного курортного кресла. Его первым собеседником и своего рода конфидентом становится мистер Астлей в исполнении Игоря Волкова. Фигура эта вполне мистическая, про таких говорят – "Некий господин в черном". Фантасмагория и мистика рулетки явлены в этом спектакле очень наглядно. Каждая роль звучит в "Литургии" ярко и отчетливо, будь то гротескные мелкие бесы Бланш и Де Грие (Мария Луговая и Тихон Жизневский) или психологически более подробные Генерал и Полина (Сергей Паршин и Александра Большакова). Абсолютно виртуозна оказывается здесь Бабушка в исполнении Эры Зиганшиной, филигранно сочетающая в своей роли тему рокового искушения с редкими и великолепными вкраплениями бытовых жанровых нот.

В этой постановке справедливо нет места очарованию курортных связей или упоению азартом. Это не бытовая психологическая зарисовка о падении личности из-за увлечения игорным столом. "Литургия Zero" – универсальная история неминуемой гибели души вследствие соблазнительной ставки на пустоту, на служение ценностям сиюминутным и случайным, тем, которые никак нельзя назвать вечными. 

Елена Герусова
Газета «Коммерсантъ», №217 (5002), 16.11.2012
Источник «Коммерсантъ»

К списку статей